?

Log in

No account? Create an account

фотограф челябинск +79227106773

фотограф в Челябинске +79227106773

Previous Entry Share Next Entry
Дженейрейшен ПИ - первая ласточка в новом цикле книг Пелевина по новому фолианту.
мистик
unlimmobile
портретный фотограф Челябинск

          Как уже не раз сообщалось, Пелевин это тот автор, который умудряется писать на трёх смысловых уровнях. Первый уровень, уровень оглашения, который воспринимают примерно 99% читателей. Второй это умолчания, он второй смысловой ряд, его способны понять порядка одного процента из общего числа читателей. И редкие из последних, способны увидеть третий уровень - уровень посвящения. Но это вовсе не означает, что первые 99% вообще ничего чувствуют. Ещё как они это ощущают! Просто их чувства от чтения текстов Пелевина находятся на уровне ниже порога осознавания. Если точнее – в бессознательных глубинах психики. Если эту информацию изъять, то такой читатель потеряет интерес к произведению, хотя на бытовом понятийном цикле вряд ли сможет объяснить, отчего это случилось. Максимум, что можно ожидать, это объяснения типа такого: «пропала (ушла) магия». Вот именно такая «магия» и есть то, что привлекает в любом произведении с несколькими смысловыми рядами.
          Здесь самое время вспомнить Пушкина, по мнению автора сих строк, наиболее виртуозного творца, который использовал в своих произведениях такие приёмы. И особенно интересно рассмотреть взаимоотношения Пушкина и такого явления как библия. Дело в том, что для дальнейшей канвы повествования это имеет первостепенное значение. Библия в свете последних открытий это не что иное, как концепция управления глобальным историческим процессом. Это сборник матричных сценариев, на основе которых некие индивиды, выйдя на определённый уровень миропонимания, превратились в высшую власть на этой планете, минуя уровень всех возможных демократических процедур, легимитизирующих их управляющие воздействия. Иначе говоря, библия задает, прежде всего, модель мировоззрения, то есть воздействует на самом мощном и фундаментальном приоритете управления, а следом вбрасывает набор матричных сценариев, в которые так или иначе, в обход из сознания, вписываются те индивиды (и целые народы и страны), уровень миропонимания которых не достигает концептуальной планки формирования виртуальных и административно-командных структур.
            «Библию, Библию! и французскую непременно» - писал Пушкин к брату, 1824-м году из Михайловского в Петербург. Пушкин был тем редким талантом, который при чтении библии мог включить, что называется, антивирус и брандмауэр. То есть специальные психические модули, которые позволяют не только отделить фантастически мощное кодирование на всех уровнях от НЛП, до жёсткого переформатирования психики, которым наполнена библия, но и выделить матричные сценарии для личного использования в произведениях, и, разумеется, для тех же целей, что и в библии. То есть для активизации элементов суперсистемы в рамках циркулярного распространения информации. А при жизни Пушкина ветхозаветные книги (кроме Псалтири) не были доступны на русском языке. Николай Палыч Первый, вняв при личной беседе с Пушкиным мысль о том, что богомерзкие декабристы это часть библейского проекта. После чего лично распорядился уничтожить свежий тираж библии. А уже 1826 г. библейское общество в России, занимавшееся подготовкой переводов, было закрыто, и вся работа в этом направлении остановилась на долгие годы. Царь сделал своевременные выводы, чем чревата такая литература. Так что известный нам синодальный перевод библии вышел лишь в 1870-м году.
            Нет худа без добра, точнее добра без добра! Так французский вариант библии стал для Пушкина своеобразной хрестоматией для многих его произведений, ведь мало кто был знаком с этим информационным источником. К чести Пушкина, всё, что он использовал из библии, переделывалось до состояния, когда исходник, как заметил Шекспир, терял «имя действия». То есть Пушкин, беря заготовку из библии, буквально выворачивал смыслы наизнанку, вытворяя на их основе прямо таки анти-библейские произведения. И проделывал это, что называется, с азартом, с огоньком и весьма талантливо. И уже утомленный читатель, вероятно скажет: «Сколько уже можно про Пушкина, ведь обещали про Пелевина!». И будет прав – автор сих строк вынужден был сделать экскурс, иначе не получится объяснить то, что проделывает Пелевин.
           Пелевин ворвался в литературный мир, прежде всего как автор, умело использующий ноосферные образования, что снискало ему огромную популярность у тех, кто знаком с аналогичными переживаниями по трипам с веществами. Помимо этого невозможно не отметить невероятно огромный словарный запас Пелевина. Так же как опыты с различными духовными практиками, большей частью, восточными, кои нередко приводят к тому, что у мартышек, которые в них погружаются, появляются в цепких лапах духовные гранаты без чеки, что не всегда идёт на пользу мартышкам. Но после некоторых игр с простыми текстами, Пелевин перешёл на использование хрестоматии, как и Пушкин. Вот только библия со времён Пушкина устарела. Но тут Пелевину повезло! Он нашёл кое-что намного сильнее библии! То есть в цепких лапах Пелевина появилось самое современное и передовое описание наиболее общей алгоритмики всех процессов в Объективной реальности в их взаимосвязи; с подробным толкованием проистекающих феноменов в истории глобальной цивилизации. То есть "штучка" посильнее Фауста Гёте библии. Для понимающих на третьем уровне смыслов (то есть по посвящению) Пелевин, верный постмодернизму, включает в сюжет эпизоды, в которых такой читатель, который способен понимать уровень "по посвящению", вместе с автором посмеивается над теми, кто способен усвоить лишь информацию по оглашению. В Дженерейшен ПИ это, например, показано вот так: «На столе Ханина Татарский увидел секретное пособие «Виртуальный бизнес и коммуникации», которое Ханин поспешно спрятал в ящик стола». Вот и именно такой учебник, для «посвященных» и нашёл Пелевин.
          После того, как Пелевин обзавёлся этим учебником, как в том анекдоте про Петьку, Чапаева и английских джентльменов, «тут то карта у него и пошла». Оставалось немного, - чтобы не выдать себя, просто менять термины оттуда на другие, наспех и на лету выдуманные. Были, разумеется, и более напряжённые моменты. Дело в том, что знание оттуда основывается, как положено принципиально новому типу идей, на некотором семантическом ядре. Основу этой семантики составляют примерно 200-300 слов, которые вводятся как новый лексический аппарат, который по мере изучения становится терминологическим и перерастет в понятийный. И Вавилон в Дженерейшен ПИ как локация культа не случаен. Библейский миф про то, как именно в Вавилоне люди вознамерились построить путь к Богу при помощи вавилонской башни, типичная манипуляция смыслами. Согласно этому мифу провидением были смешаны языки, после чего ударная стройка была сорвана. На самом деле это, как точно ввинтил Пелевин термин – апофаза того, что на самом деле из языков мира были изъяты слова, при помощи которых можно (и нужно) создать связь с богом. Кто это сделал? Известно, кто - Is fecit cui prodest! Здесь проявилась воистину гениальная способность Пелевина к созданию эквивалентов тем лексическим основам, но придуманным самостоятельно. Это и положено в основу проблематики Дженерейшен ПИ, где главный герой становится профессиональным производителем аналогичный понятий. Стоит заметить, что именно Дженерейшен ПИ начальное произведение Пелевина из этого ряда, где его первый блин едва не стал, как говорится, знаменитым комом.
        Апогей сюжета Дженерейшен ПИ, где амплитуда размаха достигает предкритического состояния, за которым вполне могла последовать неуправляемая цепная реакция, это когда главному герою поступает предложение создать «русскую национальную идею». Для всего произведения это, несомненно, мощнейший сюжетный ход. И Пелевин опосредованно это подтверждает тем, что ни один из его "прикормленных духов" не в силах справиться с поставленной задачей. Оно и понятно – ведь всё повествование происходит в рамках библейского проекта. А национальная русская идея, как Россия в произведении «Бег» Булгакова, не вмещается в шляпу, не вмещается в шляпу, господа нищие!!! (к/ф «Бег», монолог генерала Чарноты), а точнее - выходит за пределы библейского проекта!
          И тут Пелевин встаёт лицом к лицу с выбором, как же дальше быть? Или выдать себя с потрохами, потому как именно там, откуда он черпает идеи, эта самая русская идея не только формализована, но и вознесена на высоту, недостижимую для любых идей, которые сейчас представлены западным¸ или точнее – библейским проектом. Поэтому создаётся экстренный тупик в сюжете - заказчика просто убивают злые чеченцы. Сюжетный ход, конечно не остроумный, но радикальный. Для тех, кто читает тексты Пелевина исключительно с уровня первого смысла, этот бегство Пелевина от самого себя практически незаметно. Но вот тем, кто бороздит на глубине третьего смысла, «по посвящению», это, несомненно, авторский провал. В последующих произведениях Пелевин уже работает продуманно: он, по выражению Менделева, топит печку ассигнациями. Точнее - берёт идеи, объемлющие библейский проект, искажает их смысл так, чтобы контрабандно протащить оные в свои тексты.
         То есть, Пелевин, как и Пушкин, библию, использует аналогичное пособие, но объемлющее библию, то есть концептуально иерархически более вышестоящее. В этом и заключается вся его, Пелевина, притягательность. Он просматривает этот фолиант, тянет отуда информацию, чтобы создавать новые ходы в своей сюжетной перипетии. Разница лишь в том, что Пушкин изменял библейские формы в сторону, превосходящую идеи библии, а Пелевин с точностью до наоборот, использует выходящие за пределы библии идеи от ВП СССР, после обработки, которая позволяет всунуть оные в надтреснутую скорлупу библейства. Да не просто библейства, но какого-то крипто-сатанизма! А такие «шуточки» чреваты весьма непредсказуемыми флешбэками. Термояд этих идей, сжатый давлением внешней библейской оболочки, как те шесть кило плутоний-238 над Нагасаки, специальной взрывчаткой, которая окружает шарик ядерного горючего фигурой икосаэдра, может и бахнуть, вопрос лишь в том, когда будет накоплена достаточная критическая масса. Потому и было очень интересно следить, насколько хватит Пелевина, чтобы балансировать в надкритических опытах, подобных тому, когда одна такая мартышка с гранатой, а точнее, физик Злотин играл с двумя полусферами плутония, поддевая верхнюю из них отверточкой, выделываясь молодецкой удалью, перед зрителями. Закончилось это, как всем известно, очень плачевно. Вот и автору сих строк интересно, чем закончатся для Пелевина «шуточки» с таким же по типу и сути явлением, но уже в сфере матричных сценариев. Тем более, что 8 из 10 читателей, что прилежно прочитали библию от начала до конца, с уровня оглашения (то есть без включённого антивируса и брэнмаэра), отправляются в психушку. А тексты Пелевина это по сути заготовки, в которые можно засунуть что угодно, вплоть до алгоритмов самоликвидации наивного читателя, вдоль скрытых от непосвящённых смысловых рядов. И, что самое интересное – в последней книге Пелевина (Тайные виды на гору Фудзи) именно такая «информационная бомба» наличествует точка входа это знаменитая цитата от Булгакова, слова Воланда про сатану.
  Но именно в последнем тексте идеи, которые черпались из найденного Пелевиным источника закончились. И осталась пустотность как главная составляющая современного буддизма, приправленная злой сатирой и фирменным пелевинским 3.14расингом.

promo unlimmobile may 1, 2017 06:52 1
Buy for 10 tokens
фотограф в Челябинске +79227106773 - специалист широкого профиля, а не свадебный фотограф узкой специализации

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal уральского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

  • 1